Интервью

19 Июля 2016

Интервью аудитора Контрольно-счетной палаты Санкт-Петербурга Ю.А.Илларионова интернет-порталу "Горзаказ"

19.07.2016

Илларионов: В лучшем случае «Зенит-Арену» сдадут летом следующего года


 

Фото Илларионов Ю.А. copy 1.jpg (45 KB)Аудитор Контрольно-счетной палаты Юрий Илларионов, курирующий мониторинг строительства стадиона «Зенит-Арена», рассказал в интервью «Горзаказу» об основных ошибках комитета по строительству при возведении объекта и том, на что генподрядчик тратит порядка 2 миллиардов бюджетных рублей ежегодно. По его прогнозу, долгострой введут в эксплуатацию в лучшем случае летом 2017 года, если Смольный не поменяет подрядчика и будет жестко контролировать работы.

Деньги есть, порядка нету 

– 15 июля завершился очередной этап аудиторской проверки «Зенит-Арены». Какие ее основные итоги? Какие нарушения повторяются из года в год и не исправляются (аудиторская проверка проходит на стадионе с 2012 года, - прим. ред.)?

– Мы считаем, что заказчик в лице города и комитета по строительству недолжным образом осуществляет контроль за расходованием бюджетных средств. Постоянно «висят» незакрытые авансы, продлеваются сроки по государственным контрактам. В частности, с «Инжтрансстроем». Очевидно, что есть определенные проблемы с планированием производства работ и их реальным воплощением на стадионе.

Следующая проблема, о которой мы давно говорим: генподрядчику необходимо заключить договоры со всеми субподрядчиками и определиться со стоимостью этих работ. Тогда можно говорить, хватает или нет средств на стадион на Крестовском острове. Мониторинг показал, что далеко не со всеми субподрядчиками (в части водоснабжения, электроснабжения, слаботочных сетей) заключены контракты. Смольный поспешил заявить, что увеличивает финансирование достройки объекта на 4,3 миллиарда рублей, это при том, что 2,6 миллиарда рублей из бюджета еще не освоены.

– Профильный вице-губернатор заявляет, что в бюджете стройки есть 11 миллиардов рублей. Так сколько денег осталось на достройку стадиона?

– Я не знаю, о каких 11 миллиардах он говорит. Возможно, эта цифра получается с учетом штрафных санкций, которые планируется взыскать с Внешторгбанка (банковские гарантии были оформлены в Банке Москвы, в 2016 году вошедшем в структуру Внешторгбанка, - прим. ред.). 

Если будет выставлена претензия, то банк, естественно, должен будет оплатить 2,7 млрд рублей. Плюс в бюджете стройки есть непогашенные авансы на 2,74 млрд рублей, неосвоенные бюджетные ассигнования на создание и эксплуатацию стадиона на 2016 год составляют 2,65 млрд. Есть 4,3 млрд рублей дофинансирования. Возможно, так насчитали 11 млрд рублей. Но я думаю, реально их нет. 

Когда правительство Петербурга заключало договор с генподрядчиком (АО «Инжтрансстрой» и ООО «Инжтрансстрой-СПб», - прим. ред.), компании получали банковские гарантии под проект, который за четыре года был переделан на 30-40%. Как банк, выдавший гарантии по обеспечению по одному проекту, должен отвечать за другой проект? Или Смольный должен будет доказать, что изменения проектной документации не привели к изменению сроков по исполнению контрактов. 

Поэтому в лучшем случае на достройку «Зенит-Арены» осталось порядка 8-8,5 млрд рублей с учетом майского увеличения. Хотя это тоже вопрос спорный.

– Почему спорный? 

– Когда мы весной обсуждали увеличение ассигнований, выяснилось, что  нет документации, одобренной Главгосэкспертизой, а цифры, заложенные в корректировку, экспертизой не подтверждены. Это полностью противоречит требованиям к расходованию бюджетных средств. Пока все работы не законтрактованы, мы не можем утверждать о нехватке средств. Может быть, средств, предусмотренных в бюджете, достаточно, чтобы выполнить эту работу, без этих четырех миллиардов? Но пока комитет по строительству нам не предоставил в полном объеме всю информацию, мы ответить на эти вопросы не можем.

– Из-за чего постоянно срываются графики и переносятся сроки сдачи объекта?

– Из года в год мы говорим, что невозможно строить объект сразу целиком. Его нужно было разделить на пусковые комплексы. И таких комплексов как минимум могло быть выделено 14, что позволит вести работы параллельно и существенно сократить сроки. Количество комплексов определяется проектными решениями, делящими объект на 14 самостоятельных  секторов. Но в реальности застройщик ведет работы по этажам. Это существенно влияет на работу многих субподрядчиков. То есть речь идет о неэффективном планировании при строительстве. 

 

Об уголовных делах, офшоре и смене генподрядчика 

– Какие работы еще не завершены? Построим стадион к декабрю?

– На сегодняшний день есть проблемы с поставкой технологического оборудования. По нашей оценке, еще предстоит приобрести оборудование  на сумму до миллиарда рублей. Это оборудование, связанное с энергообеспечением, освещением, а также оборудование для систем пожаротушения, дымоудаления и вентиляции. Его нужно заказывать, и срок поставки такого оборудования - от трех месяцев до полугода. Потом его надо установить, подключить, провести пусконаладочные работы. А на стадионе до сих пор есть проблемы с прокладкой кабельных трасс и монтажом коммутационных  шкафов и шкафов управления. Часть работ можно выполнять лишь после завершения отделки, которая по оптимистичным данным комитета по строительству готова на 31%. То есть уже сейчас понятно, что срок сдачи объекта в декабре под большим вопросом. Времени остается крайне мало, в лучшем случае мы сможем получить разрешение на ввод в эксплуатацию в первом полугодии следующего года, если в декабре выйдем на строительную готовность. Но я боюсь, что к декабрю ее не будет. 

– На прошлой неделе Смольный уведомил «Инжтрансстрой-СПб» о расторжении контракта. Как это может повлиять на срок сдачи стадиона?

– Я не очень понимаю мотивы руководства города, которое приняло решение о возможности расторжения контракта. Может, конечно, имеет место воспитательный процесс в отношении подрядчика. Но если говорить о реальном расторжении контракта, то это тупик. Нужно будет осуществить полную инвентаризацию работ, проведенных на объекте, определить объемы выполненных и незавершенных работ, рассчитаться с генподрядчиком, выставить ему штрафные санкции. Для заключения нового контракта потребуется определить объем и сумму работ, которые еще необходимо выполнить, провести конкурсные процедуры. Кроме того, у генподрядчика есть отношения с субподрядчиками, которые будут требовать, чтобы с ними рассчитались, иначе могут остаться без денег. То есть начнутся взаимные разбирательства, которые остановят стройку. Если будет запущена процедура смены генподрядчика, то минимум 3-4 месяца уйдут на то, чтобы провести инвентаризацию, это при условии, если генподрядчик будет помогать. А как генподрядчик может сдать объект, если до сих пор не откорректирован проект и исполнительная документация? СМИ называют в качестве возможных застройщиков «Водоканал» и «Метрострой». Но у них много других задач, от которых их никто не освобождает. Начинать стройку на собственные средства до проведения всех вышеназванных процедур рискованно. Если мы пойдем по пути расторжения контракта, то город окажется в достаточно сложной ситуации, из которой, по нашей оценке, выйти победителем, закончив строительство в декабре 2016 года, невозможно. Если не менять подрядчика, то можно найти пути заставить его работать более эффективно, интенсивно, взяв его под жесткий контроль. Тогда, наверное, к лету следующего года стройку можно закончить, если не будет других катаклизмов. Сегодня можно констатировать - у города очень большие проблемы, связанные со строительством стадиона. Срочно нужны серьезные управленческие решения. 

– То есть вопрос о расторжении контракта нужно было ставить раньше?

– Возможно, этот вопрос стоял в  2013-2014 годах, когда заключались пока действующие и сегодня госконтракты. Тогда, именно по названным выше причинам, «коней на переправе» менять не стали. Кроме этого, в последнее время у АО «Инжтрансстрой» возникли серьезные проблемы, в отношении компании введена процедура наблюдения из-за проблем по другим контрактам. И у петербургской компании видны финансовые проблемы.

Есть и вина заказчика в сложившейся ситуации. Так, заказчик не принял работы у «Инжтрансстроя-СПб» на миллиард рублей, об этой сумме заявляют в компании. Надо, конечно, разбираться, по какой причине это произошло. Скорее всего, это связано  с предстоящей корректировкой проектной документации. Важно также понимать, что «Инжтрансстрой-СПб» уже не «дочка» московского «Инжтрансстроя», потому что в соответствии с регистрационными данными основной пакет акций контролируется неким офшором. И мы указывали на это в своих мониторингах и говорили: «Смотрите внимательно. Может случиться форс-мажорная ситуация, когда претензий предъявлять будет некому». Пока тут больше вопросов, чем ответов, ситуация близка к тупиковой. 

Уголовные дела на субподрядчиков осложняют ее?

– Силовые структуры начали реализацию ряда материалов, связанных с хищением бюджетных средств. Как следует из прессы, они проводят комплекс следственных действий и в Москве, и в Петербурге по субподрядчикам. Частично это затрагивает генподрядчика и комитет по строительству. Это не очень благоприятно влияет на процесс строительства. Фактически все встали в ступор, потому что боятся, что попадут «под раздачу». Здесь уже, наверное, нужно вводить мораторий на проведение действий правоохранительными органами до завершения строительства. Но это мое мнение. Хотя, может быть, оно не совсем правильное, потому что нельзя останавливать борьбу с противозаконными действиями. Но всё-таки либо мы хотим достроить стадион, сдать, либо хотим его «закошмарить».

– Албин говорит, что 2,5 млрд рублей растворились неизвестно где. Это что за деньги? Есть у вас понимание?

– Не знаю. У нас такой информации нет. Может быть, он знает что-то больше. Мы сейчас смотрим, насколько обеспечен объект документацией и финансированием. На сегодняшний день мы можем сказать, что в рамках старого проекта, который прошел экспертизу, с ценой 35 млрд рублей, стройка со стороны города обеспечена финансированием на 100%. Есть вопросы, связанные с изменением курсовой разницы по валюте, нужно было произвести индексацию на закупку оборудования. 

–  Это может еще увеличить стоимость строительства?

– По нашему мнению, денег достаточно, даже с избытком. Мы знаем, что в ходе строительства стадиона был упрощен ряд проектных решений, значит, были сэкономлены бюджетные средства. Только из-за изменения категории пожарной безопасности экономия составила порядка 400 млн рублей. Они где-то учтены или они куда-то исчезли? Нам это пока не пояснили. Я уверен, что, если провести инвентаризацию выполненных работ, окажется, что многие из них можно было выполнить на 15-20% дешевле, в том числе по работам, которые еще не законтрактованы. И эти средства можно было бы перекинуть туда, где не хватает денег. Кроме того, по нашей информации, генподрядчик тратит на содержание своей собственной инфраструктуры от 150 до 200 млн рублей в месяц. То есть до 2 млрд рублей ежегодно тратятся на зарплаты и содержание управленческого персонала генподрядной организации. Это при том, что  средняя заработная плата специалистов субподрядных организаций составляет 12-15 тысяч рублей. Эта зарплата заложена в смету на производство работ. Сами понимаете, о каких квалифицированных специалистах и о каком качестве может при этом идти речь. Заказчик сам подталкивает субподрядчиков использовать либо «серые» схемы, либо использовать низкоквалифицированных специалистов. 

Беседовала Светлана Зобова

http://www.gorzakaz.org/news/view/22750.html